Полярник из Кольского научного центра

В девятый раз россияне отметят 21 мая День полярника. Эта дата выбрана не случайно: 21 мая 1937 года советский летчик Михаил Водопьянов на самолете АНТ-6 первым в мире совершил посадку на лед в районе Северного полюса. На самолете он доставил группу зимовщиков, которые затем и организовали первую дрейфующую станцию «Северный полюс».

Не на полюсе, конечно же, но не так уж далеко от него, на архипелаге Шпицберген, живет и наш полярник – кировчанин Виталий Кулешов с 1 декабря 2009 года начальник Научно-исследовательской базы «Баренцбург» Кольского научного центра. Базу официально приняли в строй в августе 1986 года, хотя научную деятельность кольские ученые ведут на острове с 1965-го.

– Вначале выстроили два здания для метеообсерватории: рабочее и общежитие. Позже построили по домику для Кольского филиала Академии наук и для геологов из Ленинграда. Так и появился научный городок, – говорит Виталий Геннадьевич.

Базой с тех пор пользуются сотрудники институтов КНЦ РАН, а также Полярного геофизического института, Мурманского морского биологического института, Полярно-альпийского ботанического сада-института им. Н.А. Аврорина, Единой геофизической службы, Институтов археологии и географии (Москва), а также Арктического и антарктического научно исследовательского института из Санкт-Петербурга.

Ученые Полярного геофизического института, например, приезжают сюда для изучения авроральных явлений. А началось все больше сотни лет назад, с первой российско-шведской экспедиции в 1899-1900 годах – тогда в задачи ученых входили регистрация и описание полярных сияний, поиск закономерностей их появления и нанесение положений сияний на астрономические карты.

– Главное в работе базы и лично моей – обеспечение сохранности жизни и здоровья научных сотрудников, прибывающих в составе экспедиций, максимальная помощь в проведении полевых работ в различное время года и при разных погодных условиях, поддержание бытовых условий на базе на высоком уровне, сохранение и бережливое использование материальных средств и расходных материалов базы «Баренцбург», – рассказывает Виталий Кулешов.

База в настоящий момент состоит из одного двухэтажного здания и способна принять чуть более двадцати жильцов одновременно. Шесть лет назад базу впервые с 1986 года капитально отремонтировали – огромную роль здесь сыграл Виктор Снегов, заместитель председателя КНЦ РАН:

– На Шпицберген очень дорогая доставка стройматериалов, а Виктор Владимирович приложил массу усилий, проявил искреннюю заинтересованность, чтобы ремонт состоялся: как опытный администратор и просто хороший человек, он сделал все возможное. В случае необходимости я всегда к нему обращаюсь за помощью и своевременно ее получаю.

В Баренцбурге сейчас проживают около 360 человек. Постоянного населения на Шпицбергене нет ни на российской, ни на норвежской стороне. Поговаривают, что одна норвежка живет тут около 40 лет, но и ее не считают коренной. А ведь люди, которые по той или иной причине выбрали такое место пребывания, – самые интересные.

– Бывают ли при таком сложном жизненном укладе какие-то конфликты, может быть, при долгом совместном пребывании на базе люди начинают раздражать друг друга?

– Понимаете, сюда приезжают, во-первых, обладатели определенного склада характера, во-вторых, влюбленные в свою работу. Конфликтовать особенно некогда. Благодаря совместной работе, как правило, складываются дружеские отношения. Для планирования совместных мероприятий я нахожусь в постоянной связи с заместителями директоров институтов по научной работе.

– А как Шпицберген пережил ковид? Были ли у вас какие-то ограничения?

– Это единственное место на планете, куда ковид не добрался. Попросту быстро закрыли въезд, вернее, очень строго его ограничили. У нас раз в два месяца был рейс московского чартера, с апреля 2020 года он отменен. Конечно, введен масочный и дистанционный режимы. Я думаю, период ковида у нас прошел легче, чем на материке.

Из-за пандемии Виталий Кулешов пропустил отпуск – он не был на большой земле уже больше двух лет. Тоскует ли он по морю, жаре, какой-то обычной, южной еде?

– Все правильно, по всему этому тут скучаешь. Но… тяжело только первые пять лет, а потом привыкаешь. Хотя, что уж скрывать, недостаток общения присутствует, хотелось бы поболтать с друзьями, чай-кофе с ними попить.

– Вам из-за такой работы больше завидуют или сочувствуют?

– Ни то и ни другое – просто есть интерес.

– Сейчас мы рады весне и теплым дням, наступает полярный день. А отличаются ли на архипелаге подобные световые периоды от материковых?

– По продолжительности они совершенно иные. Здесь полярный день уже наступил, и солнце за горизонт не садится, ходит по кругу прямо на глазах. А вот Полярная ночь – темная, густая, – длится почти четыре месяца.

Про быт в Баренцбурге Виталий Кулешов рассказывает немногословно. В поселке есть бар и ресторан, рассчитанный, главным образом, на туристов. Обычно сотрудники базы посещают рабочую столовую поселка либо покупают продукты в магазине и сами готовят на кухне. Продукты тут продают самые обычные, хотя изобилия фруктов, конечно, не найдешь, и цены на питание из-за удаленности места очень высокие. В поселке работает спортзал, где люди, тренируются, поддерживают физическую форму.

– Имеется спортивный уголок и на базе: велотренажер, турник, штанга и гантели. В выходные весной особенно приятно совершить лыжную прогулку. В свободное от работы время можно принимать участие в художественной самодеятельности посёлка, а также заниматься творчеством в центре ремесел, повышать свой профессиональный уровень. Так я, например, в прошлом году дистанционно окончил обучения в Нью-Йоркском институте фотографии.

Кстати, одно из знаменитых фото кота Кеши, которое растиражировали СМИ из-за недавней его кончины, сделал именно Виталий Геннадьевич.

– Мы с Кешей частенько в столовую ходили. Вообще-то звали его Василием, а Кешей начали называть наши научные сотрудники из ПАБСИ, и это имя прижилось. Местные жители видели не раз, как он дрался с песцами и выходил из этих сражений победителем. Хозяев постоянных у него не было: люди приезжали и уезжали. Никто не знает, как он появился в Баренцбурге, поскольку котов сюда завозить запрещено. В любом случае россияне на Шпицберген с животными не поедут – дорого. Зато у нас на базе давным-давно, чуть ли не с советских времен, живут рыбки-гуппи.

– А что насчет медведей? Стучат в окно?

– Конкретно ко мне не стучали, но бывает всякое. К тому же, тут очень серьезные ограничения, за пределы поселка запрещено выходить в одиночку и без оружия. Мы руководствуемся правилами норвежской стороны, а они именно такие.

Мы поздравляем Виталия Кулешова и всех, кто отмечает День полярника – уже дома или еще в далеких экспедициях, – и желаем, чтобы каждая из трудных дорог вела домой, где их ждут, любят и надеются на скорую встречу!

21 Мая 2021