В Новый год под ритмы джаза. Новогодние традиции в Кольском научном центре

Новый год в Кольском научном центре отмечается, пожалуй, столько же лет, сколько исполнилось нашему учреждению в этом году, – все 90! Основание Хибинской горной станции АН СССР пришлось на недолгий период запрета, принятого советской властью в 1929 году, правда, не на сам праздник, а на его вечнозеленый атрибут – новогоднюю елку. Однако обитатели «Тиетты», как вспоминает Евгения Борисовна Халезова, елку все равно наряжали, украшали самодельными игрушками и снежинками из бумаги. А под Рождество Дед Мороз, не разделявший никаких политических запретов, даже оставлял для маленькой Жени и ее брата под елкой подарки. В середине 1930-х елка была восстановлена в своих правах как символ уже не Рождества, а Нового года, и в самом центре огромного холла «Тиетты» гордо возвышалась хвойная красавица высотой до второго этажа.

Кадровый состав ХИГС АН СССР с годами рос, увеличивалось и количество населения юного города Кировска-Хибиногорска, появлялись свои, заполярные, праздничные традиции – новогодние вечера, балы-маскарады. В 1956 году был построен Кировский городской Дворец культуры комбината «Апатит», и все коллективные празднования перенеслись в большое, удобное здание. Сотрудники Кольского филиала Академии наук СССР устраивали здесь свои новогодние костюмированные вечера. Тогда же появилась традиция отмечать Новый год в сопровождении оркестра, игравшего популярные песни и танцевальные мелодии, под которые молодежь иногда танцевала до самого утра. На площади в центре города стояла большая елка, к которой вместе с остальными кировчанами приходили ученые с семьями в новогоднюю ночь.

В 1960-х годах Новый год ученые КФАН СССР отмечали уже в Новом городе – Апатитах. Ежегодно подводились итоги на годовых отчетах в президиуме, публиковались результаты научно-исследовательских работ, в том числе и в газете «Кировский рабочий», которая внимательно следила за успехами Кольского филиала и творческими планами на будущее. Исследователям северного края, особенно представителям самой романтической, по советским представлениям, профессии – геологам – даже посвящали стихи. В одном из новогодних выпусков «Кировского рабочего» в конце 1960-х было опубликовано соответствующее поздравление:

Не Дед Мороз и не Снегурка
Встречают в тундре Новый год,
То по снегам, как эхо, гулко
Копытит тундру вездеход!
А в нем – геологи с Коашвы,
Открывшие несметный клад.
Для них-то день уже вчерашний,
Вперед за новым, солнцу брат!

Журналисты в новогодних выпусках писали не только о достижениях научных сотрудников, но и о том, как у них проходит главный зимний праздник: «Ну и, разумеется, Новый год для большого филиальского коллектива – тоже веселый праздник. Ученые – люди остроумные и изобретательные. Они умеют придумывать не только оригинальные решения научных проблем, но и остроумные костюмы для новогодних маскарадов».

Маскарадами празднование не ограничивалось. Под Новый год украшали и обустраивали Академгородок: строили снежную горку, развешивали разноцветные лампочки над катком и на елках. Высоких елей перед недавно достроенным главным зданием тогда еще, конечно, не было. Зато в Кольском филиале уже был свой Дед Мороз, который прямо в новогодний вечер вместе со Снегурочкой ходил по домам, поздравлял детей сотрудников и присоединялся ненадолго к праздничному застолью (как уж отказаться от приглашения своих же товарищей!). Везде царило веселье, на улице взрывались петарды, Новый год встречали сразу многими академическими семьями – все жили и работали по соседству.

Отмечали праздник и на работе, большим коллективом. Были и общие новогодние вечера, и застолья по институтам и лабораториям. Придумывались самые разные, иногда совершенно неожиданные и даже экзотичные темы для новогоднего карнавала: пираты, папуасы, Восток. Обязательно с танцами и номерами творческой самодеятельности! Играл духовой оркестр. Как вспоминают ученые, главным «заводилой» на новогодних вечерах был Евгений Константинович Козлов, председатель президиума.

В большом зале Геологического института ставили живую елку. Там проходили не только праздники для сотрудников, но и новогодние детские утренники. К 1980-м годам организация новогодних праздников стала в основном делом молодежи. Из комсомольцев «назначали» и Деда Мороза, и Снегурочку. Иногда в их роли выступали члены семьи, если не удавалось найти кого-то из сотрудников. В больших подразделениях детей иногда поздравляла даже не одна пара новогодних персонажей, а сразу две, чтобы успеть всем развезти подарки. Дед Мороз уже не ходил по адресам, его со Снегурочкой возили с почетом, в уазике. Профсоюз заботился о том, чтобы не остались без новогодних подарков и взрослые представители КНЦ.

Отдельным искусством было создать на Новый год праздничную стенгазету. Их с вдохновением оформляли в каждом подразделении. В холле главного здания вывешивались поздравительные плакаты, открытки. Сейчас уже трудно представить, но все официальные «транспоранты», в том числе новогодние, делались когда-то от руки: на ватман наклеивались фотографии, красиво выводился текст, – получалось не хуже, чем на современных слайдах. К слову, с такими «презентациями» выступали и на заседаниях ученого совета или президиума. Некоторые из них до сих пор хранятся в научном архиве.

В уходящем 2020-ом году у коллектива Кольского научного центра не сложилось больших, шумных, веселых праздников, как это всегда было принято. Даже рабочие будни многие из нас провели в непривычном вынужденном уединении. Тем приятнее в канун новогодней ночи полистать старые праздничные фотографии и вспомнить время, когда Новый год отмечался с размахом, маскарадами, конкурсами, танцами и с оркестром! Под мелодии джаза и эстрады.

30 Декабря 2020