Трудный год с надеждой на лучшее. Председатель Кольского научного центра – о планах и перспективах, связи с научной реальностью и о творчестве в решении задач

Сергей Кривовичев руководит Кольским научным центром три с половиной года. Он, доктор геолого-минералогических наук, член-корреспондент Российской академии наук, потомственный ученый взял на себя еще и сложную организационную работу. И, вероятно, не мог даже представить, что юбилейный для КНЦ год – год 90-летия со дня его основания Кольской научной станции, – станет временем не торжеств и чествований, а превратится в череду трудностей и горьких потерь, отмененных встреч и полной перестройки рабочего ритма для огромного коллектива. Каким же стал для Сергея Владимировича и его коллег – заполярных ученых – год 2020?

– Год был тяжелым, но интересным, - рассказывает Сергей Кривовичев. – Пандемия, конечно же, наложила свой отпечаток на все события и мероприятия. Некто сказал, что «нет ничего нового под солнцем», но вот такого мир за последние сто лет не знал, и я имею мир в его теперешнем состоянии – при всем развитии медицины, коммуникаций и средств связи. Многое пришлось отменить и пересмотреть, не состоялись поездки и конференции, необходимо было перестраивать планы…

Сам лично я переболел коронавирусом – не в самой тяжелой, но и не в самой легкой форме, и последствия продолжают ощущаться. Поэтому еще раз хотелось бы обратиться ко всем: берегите себя, эта болезнь серьезная и подвергать себя опасности не стоит.

– И все же, что можно считать достижениями Кольского научного центра за прошедший год?

– Главным достижением Кольского научного центра стало дальнейшее выстраивание совместной работы институтов, осознание того, что мы объединены общей целью. Можно сказать, что архитектура центра стала более выверенной и нам удалось отладить целый ряд механизмов, способствующих успешной работе.

2020 год – первый в существовании КНЦ как федерального исследовательского центра, когда мы получили целевое финансирование на приобретение научного оборудования. 70 миллионов – не много, но лучше, чем ничего, и это только начало.

Вскоре должен завершиться ремонт актового зала в главном здании, а к концу года мы должны закончить создание нашего нового музея, расположенного на первом этаже дома №16 по улице Ферсмана. Этот музей будет посвящен как истории и достижениям центра, так и феноменам арктической природы (последняя экспозиция создается Институтом проблем промышленной экологии Севера).

Мы продолжаем хорошо публиковаться в международной научной печати, и в том, что касается внебюджетной деятельности, у нас тоже есть успехи. 29 августа мы подписали соглашение о сотрудничестве с АО «Апатит» и в настоящее время идет согласование планов совместной работы.

Мне очень приятно отметить, что в этом году, в связи с нашим 90-летним юбилеем, мы опубликовали ряд интересных для широкой общественности книг, включая уникальный фотоальбом по истории КНЦ с прекрасными фотографиями кольской природы и северных сияний – это работы замечательных фотографов нашего центра Валентина Жиганова и Григория Ильина. В рамках подписанного в этом году соглашения с Мурманской митрополией при поддержке «ФосАгро» выпущена книга по истории кировских храмов – думаю, это исторический прецедент.

И, конечно, главное достижение, - это то, что мы достойно перенесли и переносим коронавирусную напасть, и здесь хочется особо сказать «спасибо» нашим медикам – коллективу Научно-исследовательского центра медико-биологических проблем и, в первую очередь, нашим врачам, медсестрам и всем, работающим в поликлинике КНЦ.

– А что, наоборот, не получилось осуществить?

– Не удалось провести запланированную линейку конференций, посвященных 90-летию центра – кроме Плаксинских чтений, которые состоялись во второй половине сентября и основной груз по проведению которых взял на себя наш Горный институт при активном участии Института экологии. Не удалось провести ряд экспедиций – в частности, осуществить проект по минералогии Шпицбергена. Не удалось посетить ряд российских и международных конференций. Да и экспериментальная работа в период самоизоляции была просто невозможна – думаю, каждый наш ученый может сказать точно, что он не смог осуществить в этом году. С другой стороны, было время поработать дома, подумать над нерешенными проблемами, почитать научную литературу…

Среди положительных сторон следует отметить внедрение дистанционных способов общения – это часто позволяет сэкономить время. Например, поездка на часовое совещание в Мурманске из Апатитов занимает шесть часов – час на совещание и пять часов на дорогу. То есть, пять часов рабочего времени практически теряются. При дистанционной форме совещаний этого не происходит.

– Есть ли уже обозначенные задачи и планы на год 2021-й? Какие из них первоочередные, а какие можно назвать долгосрочными?

– Я бы разделил наши цели на конкретные – те, которые мы осуществим обязательно, и перспективные – те, которые будут зависеть от внешней конъюнктуры.

Первоочередной и одновременно долгосрочный конкретный проект – это совершенствование нашей научно-исследовательской инфраструктуры. В 2021-м году мы опять будем участвовать в конкурсе на получение научного оборудования. Для удобства пользования новыми приборами будет создан центр коллективного пользования, который расположится на специально выделенных для этого площадях. В перспективе – развитие комплекса помещений в доме 24 по улице Ферсмана, где запланировано создание современных архива, библиотеки, центра коллективного пользования и конференционного центра.

В 2021 году мы ожидаем присоединения к нам Полярно-альпийского ботанического сада-института – я бы даже назвал его возвращением в историческое лоно КНЦ. Думаю, нас ждет интересная совместная работа, которая пойдет на пользу всем.

Теперь – о перспективных проектах. В 2021 году к России переходит председательство в Арктическом совете – Ваш покорный слуга включен в организационный комитет по подготовке этого события. Мы видим, что отношение к Арктике меняется, и в нее идут значительные инвестиции. Но, помимо инвестиций в экономику, надо инвестировать и в науку, и в образование в Арктике. Губернатор Мурманской области Андрей Владимирович Чибис инициировал проект «перезагрузки» МГТУ – мы это полностью поддерживаем. В нашем крае должен быть единый сильный университет, имеющий тесные связи с передовой академической наукой. В этом же русле находится и наше участие в Научно-образовательном центре «Российская Арктика» – совместном проекте трех регионов, значительный вес в котором имеет Мурманская область.

– За годы Вашей работы в Кольском научном центре, что здесь изменилось, и какие перемены необходимо, на ваш взгляд, осуществить?

– Изменилось многое. Десять институтов соединились в Федеральный исследовательский центр и теперь работают вместе. Совместное пребывание дает возможность не только наладить общие научно-исследовательские проекты, но и «сверить часы», синхронизировать механизмы развития, поставить и решать общие проблемы. На федеральном фоне мы стали гораздо более видимы, являясь ведущей научной организацией первой категории, что открывает нам больше возможностей.

Руководство центра придерживается, скорее, консервативной модели управления – мы ценим самостоятельность институтов и большинство решений на заседаниях Президиума и совета директоров принимаются коллегиально и в духе взаимоуважения.

Какие перемены нам необходимы? Помимо совершенствования административного, планово-финансового, хозяйственного и прочих механизмов управления, никак нельзя забывать о нашей непосредственной задаче – развитии научных исследований, повышении их уровня. Здесь мы возлагаем большие надежды на нашу молодежь, и здесь нам есть над чем работать. Не секрет, что в некоторых институтах имеет место сдержанное отношение к молодежи, – ребят оставляют на «вторых ролях», опасаясь отпускать их в «открытое плавание». Я же, со времени работы в Санкт-Петербургском университете, привык к другому стилю работы. Хочешь защищать диссертацию – защищай, написать хорошую статью – пиши, мы тебе поможем, успешному и активному человеку дадим хорошую должность, обеспечим всем необходимым для работы. Инициативу нужно поощрять, а не сдерживать. Неправильно, когда талантливый молодой человек годами сидит в аспирантуре или на должности инженера.

И в целом - нужно следовать традициям академической науки, но настоящая, живая традиция хороша тем, что она постоянно обновляется, а кто главный двигатель обновления как не молодежь, пропитанная академическим духом поиска, жаждой новых научных открытий, желанием помочь стране и обществу?

– Как вы считаете, можно ли все-таки неформально считать Апатиты «наукоградом» или ему слишком многого пока недостает?

– Если неформально – почему нет? Более того, титул научной столицы Заполярья за Апатитами закрепился уже давно. Но нам нужно многое сделать, чтобы вернуть научную славу КНЦ советских времен – вернее, приобрести своими научными достижениями и разработками новую славу, и, если это произойдет, то это отразится и на городе, и на области.

Что касается Апатитов, то нам бы, конечно, здорово помогло содействие администрации в получении жилья для нашей молодежи.

– Если говорить в целом о нынешнем подъеме интереса к Арктике – есть ли в больших планах государства место для науки? Какую нишу в них может занять Кольский научный центр?

– Планы по развитию арктической науки у государства есть и наша задача – соответствовать той исторической миссии, которая на нас возложена отцами-основателями КНЦ. Эта миссия как раз и заключается в развитии арктических исследований «на месте», непосредственно в Заполярье.

Серьезные планы в отношении науки есть у Госкомиссии по Арктике – я пока не хотел бы о них говорить, так как они еще в стадии обсуждения, но, если они будут реализованы, то у нас очень хорошие перспективы.

Вообще же, если судить по нашим публикациям, то мы занимаем весьма достойное место – среди первых – в общем ландшафте арктической науки в России. Важно проявлять нашу позицию более активно и концентрировать свои усилия на арктических объектах, знакомить широкую общественность с нашими научными открытиями и результатами. Кольский научный центр должен стать современной научно-исследовательской организацией, основанной на лучших традициях Российской академии наук и одновременно обращенной в будущее, берущей все лучшее из современных практик организации научной работы. Нам необходим творческий подход как к развитию, так и к решению непосредственно научных задач.

– На выездном торжестве к стенам старой «Тиетты» Вы говорили о том, что сейчас пришла пора подумать, для чего вообще существует Кольский научный центр? Как Вы ответили бы на этот вопрос? Какую новую модель научной работы и программу развития КНЦ необходимо выработать? Возможно ли совместить модернизацию центра и вовлечением в этот процесс активной молодежи с традициями его основателей? Как избежать конфликта «нового» и «старого»?

– Все конфликты исчезают, когда каждый думает о деле, а не занимается ерундой и пересудами. Конечно, надо когда-то и чайку-кофейку попить и поболтать с коллегами, но если ты ушел с работы, не достигнув чего-то нового, не открыв для себя новую страницу научного знания, ты потратил день впустую.

У стен «Тиетты» я говорил о том, что нам надо по-новому посмотреть на себя, на свое прошлое, настоящее и будущее. Сформулировать стратегию развития, наметить основные вехи для движения вперед. Эта работа уже начата, и мы планируем завершить ее в наступающем году.

– Некоторые молодые научные сотрудники в интервью со мной сравнивают науку со спортом. Кто-то говорил, что «это командная игра», а кто-то – что «личное первенство». Что вы думаете о таком взгляде?

- Конечно же, момент личной конкуренции в науке очень силен – может быть, сильнее, чем в какой-либо другой деятельности. В конце концов, награды дают конкретному человеку – например, в академию наук выбирают не команду, а конкретного ученого.

Другое дело, что в большинстве областей науки успеха сейчас можно добиться лишь командной игрой – взаимодополнением научных экспертиз и умений. Но здесь нужна определенная аскетика ума – если все время думать только о наградах и личном первенстве, то рискуешь потерять связь с реальностью, в том числе и с научной реальностью. Эта неуемная жажда первенства может перерасти в страсть и полностью тебя поглотить. Нужно внимательно следить за собой и заниматься самовоспитанием.

– Скажите, как по-вашему – есть ли вещи, которые наука не объяснит?

– Наука никогда не объяснит смысл человеческой жизни и смерти и смысл существования Вселенной. Есть также вещи, которые трудно укладываются в научное объяснение – это любовь, красота, добро, наслаждение новым знанием, музыкой, поэзией, другими произведениями искусства. Существует целая сфера того, что нам дано непосредственно и что мы глубоко чувствуем, но что нельзя объяснить наукой.

– У Кольского научного центра большой коллектив и трудно поздравить каждого лично. Но что бы Вы сказали в новогодние дни всем коллегам?

– Переходя через рубеж новогодних и рождественских праздников, хочется, помимо традиционных поздравлений, пожелать всем сотрудникам Кольского научного центра, чтобы наша работа, как и вся наша жизнь, была наполнена смыслом. Чтобы мы чувствовали себя причастными историческим путям развития нашей Родины. Чтобы внимательнее относились друг к другу и к нашим близким, чтобы внутри нас был мир. А если вдруг придется несладко, чтобы терпение и надежда на лучшее не покинули нас и всегда были с нами.

31 Декабря 2020